Российские правоохранители серьёзно возьмутся за «звезду» «Новой газеты»?

И вопрос здесь не столько политический, сколько уголовный

Российские правоохранители серьёзно возьмутся за «звезду» «Новой газеты»?

Что случилось:

Депутат Государственной Думы России Андрей Луговой сообщил в своём Telegram-канале, что направил обращение в Следственный комитет страны с просьбой проверить нескольких известных иностранных агентов и дать правовую оценку их деятельности — из-за очевидной и тесной связи с организациями, признанными в России нежелательными. Один из тех, кого просит проверить Луговой, — Кирилл Мартынов*, являющийся в настоящее время главным редактором нежелательного в России издания «Новая газета. Европа»*, представляет, пожалуй, повышенный интерес. И не только из-за его антироссийской позиции. Есть в его биографии, похоже, кое-что пострашнее — уголовное.

Детали:

Кирилл Мартынов*, признанный в России иноагентом так называемый вынужденный эмигрант, интересен тем, что является выпускником филологического факультета МГУ, какое-то время работавшим преподавателем Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики». В журналистике одно из главных достижений — должность заместителя главного редактора «Новой газеты», когда редактором был Дмитрий Муратов*.

После того, как в 2022-м году российская «Новая газета» предпочла «замолчать» из-за начала спецоперации России на Украине, Кирилл Мартынов* стал одним из создателей издания «Новая газета. Европа»*.

«Новая газета. Европа»*, «вещающая», предположительно, из Прибалтики, как и ранее «Новая» без приставки «Европа», «вещавшая» много лет в России, — один из флагманов антироссийской пропаганды. 

На виртуальных страницах издания — регулярная прямая поддержка Вооружённых Сил Украины, регулярные же тезисы о необходимости свержении власти в России (в том числе силовыми методами). 

Вряд ли кого-то удивит, что «Новая газета. Европа»* популяризирует позиции самых сомнительных организаций:

  • ФБК* и «Штабов Навального», признанных экстремистскими и запрещённых в России;
  • «Хизб ут-Тахрир»*, признанной террористической и также запрещённой;
  • разномастных иноагентов;
  • нежелательных России организаций, вроде «Открытой Россия», «The Insider», «Bellingcat», «Медузы», «Радио Свобода» и прочих.

Кроме этого, Кирилл Мартынов* — один из создателей проекта «Свободный университет», деятельность которого также признана нежелательной в России, и связан с ещё одной нежелательной организацией, американской, — Международным центром имени Вудро Вильсона.

В общем, поводов для проверки и оценки Следкомом деятельности Кирилла Мартынова* — более, чем достаточно.

Но есть, кроме этого, «бытовой» и более серьёзный повод у российских правоохранителей «как следует» проверить этого «оппозиционного деятеля».

22-го марта 2024-го года в Ставрополе была задержана нынешняя супруга Кирилла Мартынова* Антонина, находившаяся в федеральном розыске с 2008-го года. После чего доставлена в Великий Новгород. 

Годом ранее, в 2007-м году, она стала фигуранткой уголовного дела о покушении на жизнь собственной двухлетней дочери от первого брака — малышка упала с лестничного пролёта третьего этажа, сломала челюсть и получила травму головы. Тогда 21-летняя мама, Антонина Фёдорова (Мартыновой она станет позднее),  уверяла, что произошедшее — несчастный случай. А вот единственный свидетель, 11-летний мальчик, утверждал, что мать намеренно толкнула ребёнка. 

Дело в отношении Мартыновой рассматривал суд присяжных. Его вердикт — виновна. Но после его решения, до приговора суда, Мартынова, находящаяся под подпиской о невыезде, исчезла вместе с дочерью.

Не удивительно, что тогда некоторые СМИ, в первую очередь оппозиционные, назвали процесс «Новгородским делом» — с подачи Кирилла Мартынова* — и освещали весьма своеобразно. 

Мартынов* уверял, что его супруга и её дочь не пропали, а похищены.

Судя по всему, найти Мартынову спустя 16 лет правоохранителям помогла экс-колумнист «Новой газеты» (в 2016–2020-м гг.) Анастасия Миронова. Она же открыла общественности глаза на это дело. А дело, вероятно, «банальное». Ради совместной жизни и брака с Кириллом Мартыновым* Антонина могла попытаться убить мешавшую этому дочь.

Суд по делу о покушении на жизнь ребёнка был возобновлён накануне — 16-го апреля 2024-го года. Мартынова приехала на него с молодой девушкой, заявив, что это её дочь, пострадавшая много лет назад.

Поскольку документов, подтверждающих родство, предъявлено не было, было заявлено ходатайство о проведении ДНК-теста для подтверждения этого заявления, но суд его отклонил.

Дальше, вероятно, будет только интереснее.

Но если вернуться к Кириллу Мартынову*, то вот в чём вопрос. Не занимался ли он все прошедшие со дня «пропажи» супруги 16 лет её укрывательством от правосудия? То есть, не является ли он банальным преступником в этом деле? Это тот вопрос, на который также надо бы ответить российским правоохранителям.

Сергей Михеев

* Кирилл Мартынов — признан в России иностранным агентом; Дмитрий Муратов — признан в России иностранным агентом; издание «Новая газета. Европа» признано в России нежелательной организацией; ФБК* (Фонд борьбы с коррупцией) — признан в России экстремистской организацией, деятельность запрещена; «Штабы Навального» — признаны в России экстремистской организацией, деятельность запрещена; «Хизб ут-Тахрир» — признана в России террористической организацией, деятельность запрещена; «Открытая Россия», «The Insider», «Bellingcat», «Медуза», «Радио Свобода», «Свободный университет», Международный центр имени Вудро Вильсона — признаны в России нежелательными организациями, деятельность запрещена.

Мнение автора Daily Graf:

Почему-то совсем не удивляет, что очередной борец «за свободу, справедливость и верховенство закона» этой самой борьбой может прикрывать собственные вероятные нарушения закона. Слишком типичны для них двойные стандарты.

**Данная статья является исключительно мнением автора и может не совпадать с позицией редакции